Постановление об отсутствии компетенции по спору, вытекающему из договора поставки и установки электрооборудования

Адольф фон Менцель

Судебный советник читает подложные документы, 1887

Поиск по странице

Постановление об отсутствии компетенции по спору, вытекающему из договора поставки и установки электрооборудования

В Российский арбитражный центр поступил иск с требованиями, вытекающими из договора поставки и установки электрооборудования, к дачному некоммерческому партнерству. Дело рассматривалось единоличным арбитром в порядке ускоренной процедуры. Рассмотрев материалы дела, состав арбитража пришел к выводу об отсутствии у него компетенции на рассмотрение данного спора по следующим основаниям.

Во-первых, состав арбитража отметил, что, поскольку предмет спорного договора предусматривает обязательства по замене и ремонту электрооборудования дачного поселка, то данный вопрос касается формирования и использования имущества партнерства, а соответственно, в силу подпункта 10 пункта 1 статьи 21 Федерального закона от 15.04.1998 № 66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан», он должен был быть одобрен общим собранием членов партнерства. Стороны спора не представили доказательств такого одобрения.

Во-вторых, состав арбитража установил из публично доступных источников, что суд общей юрисдикции признал недействительным решение общего собрания членов партнерства, которым был избран председатель правления, а также члены правления, наделившие его полномочиями на заключение от имени партнерства договора подряда, содержащего арбитражное соглашение. Данный факт, а также ряд других обстоятельств дела, по мнению единоличного арбитра, явно свидетельствуют о наличии корпоративного конфликта в дачном партнерстве.

В-третьих, состав арбитража особо отметил, что в условиях корпоративного конфликта, реализация субъективного гражданского права (в данном деле – права на заключение арбитражной оговорки) не должна каким-либо образом нарушать права и законные интересы третьих лиц, в т.ч. в части корпоративного контроля и управления общим имуществом. Состав арбитража указал, что в данном деле включение в договор подряда арбитражной оговорки привело к ограничению доступа к информации о настоящем споре и возможности участия в рассмотрении спора остальных участников партнерства, к компетенции которых отнесены вопросы управления общим имуществом партнерства, в т.ч. в части представления возражений и доказательств.

Единоличный арбитр сослался на п. 1 и п. 2 ст. 10 ГК РФ о запрете злоупотребления правом и допустимости отказа третейским судом в защите права лица, допустившего такое злоупотребление, с учетом его характера и последствий. Было указано, что вынесение арбитражного решения в условиях корпоративного конфликта при наличии признаков злоупотребления правом, а также исполнение такого арбитражного решения могли бы привести к нарушению охраняемых законом интересов третьих лиц.

Исходя из совокупности указанных обстоятельств, состав арбитража пришел к выводу о недействительности арбитражного соглашения, включенного в договор подряда, в связи с наличием злоупотребления права при его заключении, а также об отсутствии компетенции на рассмотрение настоящего спора.